Масленица - языческий праздник?

Священник Сергий СВЕШНИКОВ

Часто приходится слышать, что масленица—это языческий праздник, и что христианам не хорошо принимать участие в этих торжествах. Так ли это? Простого ответа на этот вопрос, как и на многие вопросы, связанные с пересечением дохристианской языческой культуры и традиций с христианством, нет. Ответ на этот и другие подобные вопросы—сложный, то есть, состоящий из нескольких частей.

Действительно, в язычестве древних славян существовал праздник весеннего равноденствия. Этот праздник состоял из целого цикла обрядов, относящихся к проводам зимы и встрече весны, и занимал целых две недели—одну до весеннего солнцестояния и одну после. Главным языческим божеством языческой масленицы было солнце: зимнее солце-дитя Коляда росло и становилось весенним юношей Ярилом. Кстати, именно с поклонением солнцу и связана традиция печь блины—горячие, желто-масляные, круглые.

С пришествием на Русь христианства, Церковь оставила это весёлое празднование, перенеся его на неделю перед началом Великого поста. Нужно ли видеть в этом неспособность Церкви просто отменить языческий праздник? Скорее всего, нет. Язычество древних славян было вовсе не идиализированным поклонением доброй Природе, как некоторые хотят его представить, а жестокой верой в гневливых богов с ужасными ритуалами, в том числе, с человеческими жертвоприношениями (хотя чаще, конечно, в жертву приносили вино, продукты и животных).

Христианство успешно боролось с самыми бесчеловечными проявлениями язычества: никто уже не закалывает детей перед статуей Перуна и не бросает их живьём на жертвенный костёр. Но не всё дохристианское есть бесчеловечное и несовместимое с заповедями Евангелия. Это только коммунисты свой мир хотят строить, разрушив сначала всё старое до основания. Результат такой «перестройки» известен: кто был ничем, тот стал никем. Христос пришёл не уничтожить дохристианский мир, а спасти его, исцелить, возвести из падшего состояния и возвысить. Может быть поэтому Церковь скорее освящает и благословляет, чем запрещает и разрушает.

Конечно, те, кто и в наши дни празднуют языческие ритуалы весеннего равноденствия и совершают поклонения солнцу, действительно являются язычниками. Но можно ли считать язычниками христиан, которых Церковь благословляет на простое человеческое веселье перед началов Великого поста? Посмотрим на пример Самого Христа. Он скорбел и постился по веменам, но по временам Он ел и пил; Он уединялся для молитвы, но затем бывал в гостях и на званных обедах; наконец, у Него не было жены и детей, но Он благословлял брак, превращая, кстати, воду в вино, а не наоборот.

Ревнители не по разуму, которые во всём дохристианском видят только антихристианское, должны бы поснимать свои обручальные кольца; ведь, обручение—это обычай дохристианский, хотя Церковь этот обычай благословляет и освящает. Да и брак вообще, конечно же, существовал во времена дохристианские. Люди, которые в празднествах масляной недели видят поднимающую свою голову «гидру язычества», скорее всего, не понимают ни сути язычества, ни сути христианства. Не в блинах язычество, и не в избегании блинов христианство. Христиане—не призраки, которым чужды человеческие радости. Отношение к миру естественному, как к чему-то изначально злому, есть ересь гностицизма, с которой боролись богословы первых веков христианства. Христос пришёл не дух только спасти, не призрак, но и душу исцелить, и тело, и всего человека.

Церковь учит нас не ломать мир и время, а освящать их. Всё должно быть свято: и роды, и смерть, и труд, и отдых, и свадебное веселье, и церковный праздник, и масленица, и Великий пост. Конечно, объядение, разгул, пьянка и другие грехи не простительны ни в масляную неделю, ни в какой-либо другой день. Но это—не язычество, а бесовщина. Напротив, светлый праздник—с молитвой и благодарением Богу за Его дары, с весельем и песнями, с осознанием приближения Великого поста и подготовкой к нему—есть благословенное время. Кстати, традиционно на Руси первые блины в понедельник масляной недели отдавали голодным и неимущим.

Что же тогда с холуиным днём (Halloween)? Разве и это—«благословенное время», а не языческий праздник? Что ж, если человек 31-го октября нацепляет на себя маску-образину, шляется по улицам от порога к порогу и собирает «подати», то он действительно принимает участие в языческом ритуале, изображающем верование в то, что в этот день духи тьмы и духи умерших людей проникают в наш мир и требуют себе жертву, которую и следует оставить у порога, чтобы эти духи не вошли в дом. Но если человек 31-го октября идёт на мессу, то он празднует не холуин день, а католический День всех святых. Если же человек в этот вечер садится за праздничный стол, то и он не принимает участия в языческих ритуалах, а просто ужинает.

Ко всему нужно подходить с рассуждением, а не фанатизмом. Без рассуждения и Рождество можно объявить празднованием Озириса, и Пасху—каким-нибудь языческим ритуалом плодородия, и семью—культом рода, а панихиды—культом предков.

Будем же мудры, как змии, и просты, как голуби (Мф. 10:16), не будем боятся страха «идеже не бе страх» (Пс. 13:5), но будем более думать об исполнении заповедей Христовых в веселье и скорби, в дни масленицы и Великого поста, в храме Божием и дома—везде и всегда будем освящать всю свою жизнь, а не приносить её Богу кусками: десять минут в день и два часа в неделю.

Версия для печати  

| главная | наверх |

item24a
ДОКУМЕНТЫ

Обращения
Наше наследие
Проповеди
Послания
Статьи
Указы

ЗАПАДНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХIЯ
menu
flock
item20 item19 item18 item17 item16
FreeCounter