Форт Росс

Архиепископ НИКОН (Рклицкий)

«Наша Родина есть воплощающееся в народном характере и народном быте Евангелие, воплощающееся Царство Божие, наша Русь не есть только юридическое целое или государство, нет – это всемирная, всеобъемлющая идея», – так сказал великий святитель русской земли блаженнеший митрополит Антоний 5 октября 1904 года в день четырех московских святителей, предостерегая Россию от грядущих бедствий.

Эти четыре святителя – Петр, Алексей, Иона и Филипп – были духовными творцами русской истории. И если мы всмотримся в русский исторический процесс, то во все века русской жизни мы увидим смиренных старцев, светлых гениев России, творцов русской истории.

Вот перед нашим взором из глубины веков гениальный митрополит Макарий, отец русской великодержавности, вдохновитель Иоанна Грозного на все лучшее и великое, что было в его царствование, с ним его сподвижник благовещенский протопоп Сильвестр и созданный ими в память покорения Казани дивный памятник – храм Василия Блаженного, в котором в изумительном зодчестве воплощена программа русской государственности. Вот великий патриарх Никон, придавший мировое значение Русской Церкви, вдохновитель присоединения Малороссии, гений непонятый и неоцененный своими соотечественниками.

Эти мысли о нашем великом, ныне порабощенном легионом бесов Отечестве, пробегали в мыслях, когда мы 30 мая в день американского праздника «Мемориал дэй» на тихом берегу Тихого океана, в 120 милях от г. Сан-Франциско, на форте Росс, в маленькой церкви, построенной из красного негниющего дерева, внимали священным глаголам панихиды по основателям и обитателям форта Росс и слушали вдохновенную посвященную им и нашей Родине речь нашего первосвятителя владыки митрополита Анастасия.

Форт Росс существовал в течение 30 лет с 1811 по 1841 г. Основание форта Росс относится ко времени Отечественной войны. Тихий океан представлял собой тогда совершенно непреодолимое препятствие, и вот горсточка людей с другого конца света, на берегу океана приобрела кусочек земли и здесь в течение 30 лет утверждала русскую культуру, высоко держа русское знамя.

В 1806 году Русско-Американская меховая компания, находящаяся в Ситке на Аляске, стала испытывать острый недостаток в продуктах питания, и один из ее старших служащих Н. Резанов с небольшой командой на корабле «Юноша» отправился в Калифорнию для добычи продуктов. Описание его путешествия в статье А. Седых, напечатанной в Юбилейном Сборнике 200-летия открытия Аляски, полно глубокого интереса. (Из этой же статьи мы заимствуем и дальнейшие сведения в форте Росс). Вслед за Н. Резановым в 1908 году на корабле «Кодьяк» был отправлен из Аляски Иван Александрович Кусков с поручением устроить колонию на берегах Калифорнии. В течение четырех лет И. А. Кусков три раза ходил в Калифорнию морским путем и встречал каждый раз враждебное отношение испанцев и индейцев. Наконец, весной 1812 года ему удалось войти в доверие к индейцам, которые за 3 пары штанов, 3 мотыги, 2 топора и несколько связок бус продали ему необходимую землю в 18 милях от Бодега залива на утесе, 70 футов над уровнем океана. 15 марта 1812 года начались работы по постройке форта. Форт в виде прямоугольника площадью 300 на 280 футов был окружен стеной с двумя бастионами, где помещалось по 6 пушек; внутри было выстроено 9 зданий: церковь, дом для коменданта, офицерские и солдатские бараки, кухня, баня, склады, тюрьма; снаружи форта находилось 50 зданий: мельница, кузница, сыромятня, плотничьи, слесарные и сапожные мастерские, конюшни, коровники, хлевы, баня, пекарня, колодец и дом для алеутов и индейцев.

Испанские власти были обеспокоены этими неожиданными пришельцами и требовали немедленного оставления форта Росс; русских охотников они арестовывали и сажали в тюрьму. Однако И. А. Кусков, укрепив свою крепость, как мог, любезно принимал испанских посланцев, давал им уклончивые ответы, располагал их к себе гостеприимством и хлебосольством и крепко держался на форте, неуклонно и энергично развивая свою деятельность.

В 1818 году над бирюзово-голубым океаном, на равнине, форт Росс уже был окружен обработанными полями и садами, и жизнь здесь била ключом, стада домашних животных паслись по склонам гор, работали мастерские, индейцы возились на берегу океана со своими примитивными кожанными лодками-байдарками, охотники алеуты несли шкуры убитых животных. Внутри форта Росс была Россия – маленькая уютная церковь, прекрасный дом коменданта с мягкой мебелью, пианино, картины, ковры, вкусная пища. Сам И. А. Кусков был с деревянной ногой, ходил на костыле. Русские поля обрабатывали 400 индейцев и алеутов, было две фермы – «ранч Костромитинова» и «ранч Черных». Были посажены фруктовые деревья, 2000 кустов винограда, овощи, хлебные злаки, было разведено 2000 голов рогатого скота, 1 тысяча лошадей, 1 тысяча овец. В последний год своего существования форт Росс экспортировал на Аляску сотни (фунтов) солонины, 18000 фунтов масла, жиры, шерсть, кожу. Такое процветание форта Росс обеспокоило Англию, Испанию и Соединенные Штаты. Самая доктрина Монрое в 1823 году была провозглашена в значительной мере под влиянием роста форта Росс. В 1841 году по распоряжению русского правительства в связи в продажей Аляски, форт Росс был продан американцу Джону А. Соттер за 30000 долларов. Осталась лишь замечательная страничка русского творческого гения.

При чем же здесь евангельское призвание России? – подумает читатель. Русский колонизационный гений, проявленный здесь, был осуществлением того евангельского духа, которым проникнут весь русский исторический процесс и который заключается в особом подходе к людям – с сердечной братской любовью, с подвигом самоотвержения, с заботой о них, с распрострпанением вокруг себя добра, мира, любви, труда, красоты. Именно этой силой русские покорили здесь и индейцев, и алеутов, и испанцев, и гордых англосаксов и самую природу, и не напрасно американцы до сего времени сохраняют воспоминание о том саде, к которому не прикасаются никакие вредители после того, как этот сад был окроплен святой водой священника из форта Росс.

Благодаря самоотверженным 25-летним трудам ныне согбенного старца нашего владыки архиепископа Тихона святое Православие процветает теперь среди русских в Калифорнии, но необходимо в сердцах наших еще более углубить, осознать и укрепить ту могучую силу русского духа, о которой свидетельствует маленькая церковь из негниющего красного дерева на форте Росс, сила – это смиренномудрая любовь, на которой утверждается вселенная и осуществлять которую призвана преимущественно перед всеми наша многострадальная Родина, порабощенная ныне легионом бесов.

Версия для печати  

| главная | наверх |

item24a
ДОКУМЕНТЫ

Обращения
Наше наследие
Проповеди
Послания
Статьи
Указы

ЗАПАДНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХIЯ
menu
flock
item20 item19 item18 item17 item16
FreeCounter