Сан-Францисская архиерейская кафедра до перенесения ее в Нью-Йорк

Протоиерей Николай ДОМБРОВСКИЙ

В 2007 году Западно-Американская епархия отмечает 135-летие перенесения архиерейской кафедры из Ситхи, на Аляске, в город Сан-Франциско. В связи с этим юбилеем предлагаем нашим читателям статью, написанную соборным протоиереем Николаем Домбвровским к 100-летию этого события.

Празднуя в 1972 году 100-летие перенесения архиерейской кафедры из Ситхи, на Аляске, в город Сан-Франциско, мысли наши и любознательность невольно несут нас в столетнюю даль узнать хотя бы скромные сведения о первом русском православном храме в нашем городе, а также и о апостольских трудах святителей здесь епископствовавших. Пользуясь данными из журнала «Американский православный вестник» за 1902 г., из сборника «75-летний юбилей Русского православного прихода Сан-Франциско, Калифорния» 1943 г. И из Юбилейного сборника в память 150-летия Русской Православной Церкви в Северной Америке», Нью-Йорк, 1944 г., в настоящем докладе я попытаюсь дать краткую историческую справку как о самом храме, который с 1872 г. стал кафедральным храмам епископа Алеутского и Аляскинского, так и о Преосвященных владыках, занимавших эту кафедру со времени ее учреждения здесь и до перенесения таковой 1 сентября 1905 года в г. Нью-Йорк.

Первый русский православный храм в г. Сан-Франциско был открыт в 1868 году, на улице Гринвич номер 504, и посвящен во имя святого Благоверного великого князя Александра Невского. По просьбе русского консула в Сан-Франциско М. Климкострема, Преосвященный Павел, епископ Ново-Архангельский, викарий митрополита Иннокентия – управлявшего тогда Американской миссией, назначил сюда из ситхинского кафедрального собора постоянный причт в составе священника Николая Коврыгина и псаломщика Василия Шишкина. Через два года храм был перенесен на Джексон стрит и помещался там в двух комнатах. Затем в 1871 году храм еще раз был перенесен в более удобное помещение на Пирс стрит и Юнион. Там он находился около 10 лет. Храм на Пирс стрит и стал первым кафедральным собором епископа Иоанна, первого правящего епископа Алеутско-Аляскинской епархии.

В 1881 году второй епископ Сан-Францисской кафедры Нестор купил на Пауелл стрит номер 1715 участок земли с пространным трехэтажным домом и туда перенес храм с архиерейской кафедрой. Новое место храма и местожительства правящего епископа было приспособлено к тогдашним миссионерским нуждам. Двадцать четыре года архиерейская кафедра находилась на Пауелл стрит, до дня перенесения ее в 1905 году на восточное побережье США. Храм же в Сан-Франциско на этом месте просуществовал 25 лет до постигшего город Сан-Франциско страшного землетрясения в 1906 году, во время которого пожаром был разрушен и уничтожен почти весь город, в том числе и храм и все помещения на Пауелл стрит.

Храм на Пауелл стрит, за время своего 25-летнего существования дважды перестраивался и один раз подвергся пожару. Любопытно отметить, что при каждом новом своем освящении храм переименовывался. Так например, в 1888 году после расширения храма, последний был освящен в память святителя Николая Чудотворца. Через год в храме случился пожар, уничтоживший все внутри. В течении шести месяцев все было отремонтировано, поправлено и освящен уже было он во имя святителя Василия Великого. Наконец, при святительстве епископа Николая храм еще раз был переустроен и освящен во имя Святой Троицы.

После землетрясения и пожара новый Свято-Троицкий храм-собор был создан на Грин стрит и Ван Несс в 1909 году, на участке приобретенном архиепископом Тихоном, будущим Патриархом Всероссийским, в бытность его в Сан-Франциско.

Итак, за время 38-летнего существования храма в Сан-Франциско, до землетрясения, 13 лет он находился в частных наемных помещениях и 25 лет в собственном. Архиерейская же кафедра находилась здесь 33 года, до перенесения ее на Восток.

Прихожанами Сан-Францисского храма-собора в те времена были русские промышленники, жившие здесь, а также и те русские, которые после продажи Аляски США переселились оттуда сюда. В состав прихожан русского православного храма здесь, кроме русских, входили сербы, греки и сирийцы.

Таковы краткие данные за вышеуказанный период о первом православном русском храме в городе Сан-Франциско, который в сущности и явился благодатной русской православной свечей, от которой со временем зажглись во многих местах Америки огни православия.
Что же касается владык, святительствовавших в нашем городе, то все они были в полном смысле слова миссионерами, неутомимыми тружениками в своей епархии и просветителями новой паствы Христовой. За время пребывания архиерейской кафедры в Сан-Франциско было положено начало миссионерской деятельности по возвращению в православие карпато-русских униатов, проживавших главным образом в восточных областях Америки. Несомненно, не сразу униатские приходы перешли в православие, но во всяком случае подготовка к присоединению шла из Сан-Франциско.

Не прекращалось миссионерское делание и Аляске на Алеутских островах. Владыка часто совершал туда многотрудные путешествия-объезды, назначали священников в новооткрывающиеся приходы и общины, управляли делами епархии при посредстве Духовного правления, заботились о благолепии храмов и устроении новых. Особо же важное значение придавали религиозному и просветительному воспитанию новообращенных православных людей.

С 1858 года, т. е. после отъезда епископа Иннокентия, будущего митрополита Московского, в Якутск, Духовная миссия в Аляске управлялась викарными епископами, носившими титул Ново-Архангельских и кафедра которых находилась в Ситхе. Решение же Святейшего Синода Российской Церкви, в 1870 Духовная миссия в Аляске была возведена в звание епархии и туда был назначен правящий епископ с титулом епископа Алеутского и Аляскинского.

Первым архипастырем новосозданной епархии был епископ Иоанн, в миру Митропольский, бакалавр Московской духовной академии. По пути в Аляску епископ Иоанн в 1870 г. остановился в Сан-Франциско и здесь произошла встреча двух владык: уезжавшего из Аляски в Россию Ново-Архангельского викария епископа Павла и новоприбывшего правящего епископа с титулом Алеутского и Аляскинского. Тогда же и было совершено двумя архипастырями первое архиерейское богослужение в Сан-Франциско. Службы тогда еще шли в храме на Гринвич стрит.

Город Сан-Франциско, видимо, понравился епископу Иоанну, к тому же здесь уже существовал приход и храм, так как, пробыв в Ситхе около года и познакомившись с епархией и условиями жизни в ней, он летом 1871 года переехал на жительство сюда, а в 1872 г. с разрешения Святейшего Синода перенес и свою архиерейскую кафедру. Таким образом в 1972 году и исполняется 100 лет, как это событие произошло.

С переносом кафедры церковная жизнь здесь значительно оживилась. Сразу же были организованы епархиальные учреждения, перевезены архив и дела Аляскинской духовной миссии их Ситхи в Сан-Франциско, составился штат работников епархиальных учреждений, среди которых был и родной брат Владыки, Николай Митропольский, скончавшийся здесь в сане протоиерея в 1922 году и погребенный на Сербском кладбище. Устроение кафедры было поручено новоприбывшему из России протоиерею Павлу Кедроливанскому.

По сравнению с Ситхой архиерейская кафедра и центр Духовной миссии здесь оказались на виду у инославных вероисповеданий, жителей города и все страны. Епископ Иоанн сразу же учел это обстоятельство и будучи весьма просвещенным богословски, почувствовал необходимость миссионерствовать не только распространяя православную веру среди туземцев и насельников Аляски и Алеутских островов, но и защищая ее учеными средствами. Ради этого много труда вложил он над изданием своих сочинений: «Истории Вселенских Соборов» и «Из истории религиозных сект в Америке», в пяти томах и другие. Им же был переведен на английский язык акафист Иисусу Сладчайшему.

Благодаря своей широкой общительности с представителями власти, как равно и с православными, здесь проживавшими, епископ Иоанн в весьма короткое время поднял высоко авторитет Русской Церкви не только в глазах православной колонии, но и среди американцев. В этом ему много содействовал русский консул М. Климкострем.

Восемь лет святительствовал епископ Иоанн в Сан-Франциско. Осенью, в 1879 году он был отозван в Россию, а на его место в 1880 г. назначен епископ Нестор (Заккис). Новый епископ происходил из дворянской семьи, в миру служил офицером русского военного флота. Вступив на путь иноческий и путь служения Богу и Церкви, он достиг высокой духовной жизни и самообразования.

Через год после своего прибытия в Сан-Франциско, епископ Нестор приобрел пространный трехэтажный дом на Пауелл стрит номер 1715, в котором устроил постоянный храм-собор, резиденцию епископа и канцелярию Духовного правления епархией.

Во время своего весьма краткого пребывания на кафедре Сан-Францисской, епископ Нестор посвятил не мало времени на защиту прав и интересов Русской Церкви, духовенства и туземцев на Аляске. Ради этого он и предпринял две поездки на Аляску.

После продажи этой территории США, некоторые коммерческие компании, пользуясь переменой административной власти, расширяли свои владения в ущерб церковным и недобросовестно относились к православным туземцам. К тому же и сама администрация нередко нарушала своими распоряжениями интересы Православной Церкви на Аляске. Защищая эти интересы, правящим владыкам приходилось обращаться иногда и в Белый Дом.

В одном из рапортов ситхинский притч писал епископу Нестору: «При продаже нашим Правительством Аляски, Правительство Соединенных Штатов Америки поручилось, что Русские Церкви и народ, остающиеся в Америке, будут охраняемы и защищаемы в свободе, собственности и религии. Но мы в настоящее время не имеем никакой протекции»...
Второе путешествие епископа Нестора в Аляску и было вызвано защитой этих интересов. В мае месяце 1882 года он отправился туда на коммерческом пароходе «Святой Павел» и пробыл там до осени. Предполагал святитель даже остаться там на всю зиму, но потом переменил свое решение и отправился в обратный путь. По пути домой случилось великое и неожиданное несчастье, – владыка Нестор неизвестным образом утонул в водах океана у берегов Уналашки.

Шесть лет Алеутская епархия вдовствовала, а все это время епархией управлял митрополит Петербургский Исидор при посредстве члена Духовного правления протоиерея Владимира Вечтомова. И только в 1888 году Святейший Синод назначил в Америку епископа Владимира, который и прибыл в Сан-Франциско, к месту своего служения, в 1889 году.

Епископ Владимир (в миру Соколовский) до своего назначения на Алеутско-Аляскинскую кафедру проходил служение сперва в Японской православной миссии под руководством великого миссионера и апостола Японии, епископа Николая (Касаткина), а потом в Холмской духовной семинарии в должности инспектора.

Прибыл епископ Владимир сюда с 18 студентами Холмской семинарии и четырьмя священнослужителями: игуменом Георгием Чудновским, иеромонахом Ильей, священником Василием Мартышем и иеромонахом Иосифом Левиным (из евреев).

Будучи молодым, Владыка с особой ревностью и энергией трудился на благо своей епархии. Миссионерское поприще было ему весьма по душе. Говорил он свободно по-немецки и по-японски. А чтобы поддерживать знание японского языка, он имел келейника православного японца, с которым разговаривал только по-японски. Конечно, вскоре епископ Владимир изучил английский язык настолько, что мог служить и проповедовать по-английски, и издавал на английском языке брошюры и листовки духовного содержания. Вообще же службами на английском языке при нем заведовал сербский иеромонах Севастьян.

«В своем житейском обиходе», – пишет его современник, – «епископ Владимир был всегда очень строг по отношению к себе. Вставал раньше всех и работал больше всех; питался преимущественно рисом, овощами и фруктами. Никаких витаминов не признавал. Он любил голубой цвет: в его покоях мебель была покрашена в голубой цвет, коридор, ведущий из собора на второй этаж, в архиерейские покои, был декорирован в голубой цвет, внутренность храма и колокольня были расписаны с небесно-голубой цвет».

«Епископ Владимир сумел свыкнуться с условиями и обычаями местной жизни очень скоро. Благодаря прекрасному знанию английского языка, он был свой человек в стране Нового янки Света. Он любил калифорнийский климат, любил величие гористых высот, любил чающую, вечно зеленеющую природу. Казалось, жизнь складывалась прекрасно, но перст судьбы показал иное»...

Любил епископ Владимир благолепные службы и сам служил весьма торжественно. Каждое второе воскресение при нем вечерами служились акафисты Божией Матери, на которой собиралось много молящихся, особенно сербов.

Учредил он при архиерейском доме богословскую школу, в которой проходили курс по программе духовных училищ России. Школа была небольшая, учились в ней ученики, набранные в Аляске, на Алеутских островах, по 2 из Чикаго и Нового-Орлеана, а также и из Сан-Франциско. Целью этой школы было приготовление кандидатов на церковное служение по месту жительства.

Усердствовал епископ Владимир и в храмостроительстве, горячо защищал миссионерское дело присоединения в православие первого униатского прихода в Миннеаполисе, штат Миннесота. Настоятель этого прихода еротоиерей Алексей Товт в конце 1890 г. приехал в Сан-Франциско и тут принял православие, а затем вернувшись к себе, стал утверждать в нем и своих духовных чад-прихожан. В марте 1891 года, узнав, что весь приход приготовлен к принятию православия, епископ Владимир лично отправился в Миннеаполис для совершения чина присоединения в православную веру. Это знаменательное событие послужило толчком к переходу в веру своих прадедов и другие униатские приходы. Таким образом свет русского православия стал распространяться на востоке Америки.

Неприятным событием за время пребывания епископа Владимира в Сан-Франциско, был пожар 9 мая 1889 г., который уничтожил не только кафедральный собор, но и значительно попортил архиерейских дом, в котором жил он, клирики и ученики. В течение шести месяцев церковь и дом были реставрированы. При реставрации к прежнему зданию трехэтажного каменного дома были пристроены башни для колоколов с семью голубыми куполами, усеянными звездами. Архитектурный вид отремонтированного храма так понравился жителям города, что в американской прессе «Экзаминер» и «Хроникел» называли его «гордостью северной половины Сан-Франциско». Освящение храма состоялось в день Покрова Божией Матери и освящен он был во имя святителя Василия Великого.

Не долго, три года, возглавлял епископ Владимир Американскую епархию, благодаря клевете иеромонаха Иосифа Левина, который мечтал таким образом сам добиться Сан-Францисской кафедры. Хотя Святейший Синод и не поверил в обвинения доносчика-клеветника, тем не менее в конце 1891 года он отозвал епископа Владимира в Россию и назначил там его на кафедру Острогожскую, в Воронежской епархии. Скончался епископ Владимир уже после революции, в 1933 году в Спасо-Андрониевском монастыре в Рогожской части Москвы, отстаивая канонический путь Русской Церкви.

После епископа Владимира в Сан-Франциско прибыл в том же 1891 г. епископ Николай (Зиоров). До возведения своего в сан епископа и назначения в Америку, по окончании в 1875 году Московской духовной академии со степенью кандидата богословия, он был сперва преподавателем Рязанской духовной семинарии, потом в Вологодской семинарии исполняющим должность инспектора и затем инспектором Могилевской семинарии. По принятии монашества и духовного сана в 1887 г. он был ректором сперва Московской семинарии а потом Тифлисской.

Епископ Николай отличался исключительным архипастырским талантом. Он был просвещенным, энергичным и с большой эрудицией. По натуре темпераментный, иногда строгий и раздражительный, но легко отходчивый и быстро сменявший гнев на милость.
Одной из весьма ценных и замечательных особенностей его было уменье подбирать себе подходящих сотрудников. Он привлек к миссионерской работе людей из разных мест России, особенно же с мест своего служения до епископата и места рождения.

В первый год пребывания в Сан-Франциско он совершил поездку по приходам Аляски и Алеутских островов, затем отправился на Восток для ознакомления с положением существовавших русских приходов и возможностью открытия новых.

За 7 лет своего святительства в Америке им было организованно и переведено в православие 26 приходов, бывших униатских, открыто много братств, объединенных в Православное общество взаимопомощи, открыты две миссионерские школы, сперва в Миннеаполисе, а потом в Кливленде. Выхлопотал епископ Николай 30 стипендий в духовных семинариях России для лучших учеников из миссионерских школ в Америке. Организовал и типографическое дело, где издавались журнал «Американский православный вестник», газета «Свет» и другая религиозно-просветительная литература. Считая школьный вопрос делом огромнейшей важности, он посвятил много внимания и трудов открытию приходских школ. Заботился он и о духовенстве, для которого выхлопотал право на пенсию по положению Сибирского комитета о Северо-Американской миссии.

Были организованы епископом Николаем празднования двух столетних юбилеев: в 1894 году столетие открытия Духовной миссии в Аляске, а в 1896 году столетие со дня рождения первого епископа для Аляски – епископа Иннокентия Вениаминова, впоследствии митрополита Московского. Эти празднования засвидетельствовали перед русским народом и Русской Православной Церковью о жизненности Духовной миссии и организованности епархии.
За все труды, понесенные епископом Николаем в Американской духовной миссии, его пребывание на кафедре в Сан-Франциско называли «золотым временем миссии», а труды его приравнивали к миссионерским труда митрополита Иннокентия на Аляске.

В 1989 году, на 8 году своего апостольского делания в Американской миссии, епископ Николай пожелал вернуться обратно в Россию и там был назначен на кафедру епископа Таврического.

Дальнейшее строительство и укрепление Православной миссии здесь было поручено епископу Тихону, в миру Белавину, будущему Патриарху всея России. Родом он был из г. Торопца, Псковской области. Происходил из духовной семьи. Духовное образование получил в Пскове и Москве. Монашество принял в 1891 году, а в епископа хиротонисан в 1897 г. В Америку назначен в 1898 году.

«Говоря о епископе Тихоне, меня охватывает благоговейный трепет. Это был великан среди русских православных иерархов; был поистине достойный почета и уважения всего христианского мира... По природе своей епископ Тихон был добр, отзывчив и необыкновенно внимателен. По своему характеру он был тих, милосерд, незлобив и всегда старался сохранить в своем лице спокойствие, и это спокойствие он вносил в души всех окружающих его. Каждое слово его, сказанное мягким голосом, веяло тихим, святым покоем. Внешне он был необыкновенно светлый благолепный, и производил самое симпатичное впечатление. Его благородное и выразительное лицо отражало величие его души; он был свеж и бодр. Я представляю его в таком виде, каков он был в Америке. Он был прост, как в обществе, так и в делах административных; он часто писал свои распоряжения лично, без всяких консисторских формальностей... При епископе Тихоне все были объединены общностью положений, интересов, чувств и мыслей; по всей миссии господствовало блаженство мира, согласия, дружбы и любви». Так охарактеризовал епископа один из современников по Америке, профессор Павел Зайченко.

Обладая высоким административным талантом, епископ Тихон с большим успехом и неослабевающей энергией и воодушевленным усердием продолжал дело укрепления и развития миссии. Он по примеру своих предшественников также часто совершал объезды по епархии, как в Аляске, так и по США и Канаде.

Чтобы представить себе, какие трудности встречались во время таких объездов, достаточно привести несколько выдержек из описаний свидетелей. «Шестого мая 19000 года в два часа по полудни Преосвященнейший Тихон отбыл на пароходе Северной коммерческой компании «Гомер» на Аляску. На сей раз его Преосвященству благоугодно было посетить Кускоквимскую миссию. Миссия была основана владыкой Николаем. Так как единственным способом сообщения с этой миссией является езда на собаках, то Владыке предстоит теперь, летом, перенести все трудности путника-пешехода по болотистым тундрам, а в особенно затруднительных случаях придется вверять себя и искусству носильщиков... Отсутствие каких-либо путей сообщения в летнее время в этой миссии препятствовало прежде бывшим Архипастырям посетить этот уголок епархии».

Священник Иоанн Орлов так записал в своем дневнике: в 1905 году Бог привел меня совершить спутником с епископом Тихоном и священником Иаковом Корчинским, поход от Русской миссии на реке Юконе (Квихпак) через переносы по тундре, через озера и речки, в реку Кускоквим по моей Павловской миссии... Погода стояла ясная, тихая, солнечная. Мириады комаров нас мучили на всем пути. Во время остановок для ночлега и чаепития, мы все с Владыкой собирали сухие дрова для огня. Попадалось на пути подстрелить дикую утку или гуся. Владыка помогал мне щипать перья. Я был для нашей компании и охотником и поваром. Когда приходилось идти лесом, Владыка посылал меня вперед с ружьем против могущих нас встретить медведей и диких зверей».

Профессор Зайченко в своих воспоминаниях записал и такой случай с епископом Николаем: «Приходим в церковный домик (это в Михайловском Редуте). В этом плохо сколоченном жилище сильно дуло от окон, от стен и из-под пола; потолок задекорирован бахромой паутины. Было бедно, грязно и холодно. Ветер свободно разгуливал. Воздух был пропитан смрадным запахом гнилой рыбы и вонючей оленьей шкуры верхней одежды. С моря доносился прибой бушующих волн; домик содрогался под ударами ветра. Владыка был в мрачном расположении духа, и не спал всю ночь напролет; а я хоть и мешало какое-то брезгливое чувство, свалился на грязную койку и моментально заснул крепким солдатским сном».

Эти строки воспоминаний неопровержимо свидетельствуют о трудностях объездов и самоотверженности как епископа Тихона, так в равной мере и его предшественников.
Заботами епископа Тихона, вместо миссионерской школы в Миннеаполисе, была открыта духовная семинария для подготовки кандидатов священства из местных уроженцев, а в 1906 г. семинария в Аляскинском викариатстве в Ситхе. Основан был в 1905 году Свято-Тихоновский монастырь в Саут-Канаан в Пенсильвании и при нем сиротский приют.

Содействовал он открытию женской школы с приютом на Аляске. Разработал одобренный Синодом план миссионерской деятельности на Аляске и в США, благодаря чему в 1900 году Алеутско-Аляскинская Епархия была Синодом переименована в Алеутскую и Северо-Американскую. В связи с этим вскоре последовало и учреждение двух викариатств: в 1903 г. викариатство на Аляске с кафедрой с Ситхе (бывшем Ново-Архангельске), а второе в Бруклине в 1904 г., в штате Нью-Йорк.

Наконец, 1 сентября 1905 г., по ходатайству тогда уже архиепископа Тихона перед Высшей Церковной Властью произошло перенесение кафедры епархиального архиерея из Сан-Франциско в Нью-Йорк. Событие это оказало большое влияние на рост православных приходов в восточных штатах.

В конце XIX и начале ХХ столетий увеличилась значительно эмиграция в Америку из западных окраин России, а также из Галиции, Угорщины, Буковины и других мест. Новоприбывшие эмигранты рассеялись преимущественно в восточной части Америки и жизнь свою начинали на новом месте жительства с устройства храмов и объединения в приходские общины. Несомненно, присутствие правящего архиерея и Духовного правления на месте способствовало развитию церковно-приходской жизни среди новоприбывших.

После перенесения кафедры в Нью-Йорк, Сан-Францисский храм сохранил за собой звание собора.

В 1907 г. архиепископ Тихон был назначен на Ярославскую кафедру. Итак, будущим Патриархом многострадальной Русской Церкви закончился в 1905 г. первый период пребывания архиерейской кафедры в Сан-Франциско.

В заключение несколько статистических данных о епархии Алеутской и Северо-Американской, взятых из «Американского православного вестника» за 1902 г., которые убедительнее всего свидетельствуют о плодотворных трудах Православной русской духовной миссии в Америке, возглавляемой архиереями, имевшими свою кафедру в Сан-Франциско.

В епархии было в 1902 году: 48 храмов (в штатах 30, на Аляске 17 и в Канаде 1) и 61 часовня... Штат духовенства епархии состоял из: 3 архимандритов, 2 протоиереев, 7 иеромонахов, 31 священника, 1 иеродиакона. Число прихожан епархии доходило до 30 тысяч. По племенам и народностям они распределялись так: русских их России 1012 человек, галичан – 2450 человек, угроруссов – 4264 человек, буковинцев – 1500 человек, сербов и других славян – 2500 человек, греков – 600 человек, арабов – 5500 человек. Всего 17826 человек. На Аляске: креолов 2179 человек, индейцев – 2124 человек, алеутов – 2720 человек, эскимосов – 5101 человек, и других племен – 24 человек, всего 12166 человек.
Крещений в 1900 г. было 1279, погребений – 628, браков – 400, присоединений – 880 (из унии – 595, латинства – 51, протестантства – 24, иудейства – 5, язычества – 205).
Церковных школ в епархии было 55; из них 3 миссионерских с приютами в Ситхе, Уналашке и в Миннеаполисе, 10 одноклассных церковно-приходских школ (с приютами в Кадьяке – мужским и женским, и в Нучеке) и 42 школы грамоты. Учащихся в них было в 1900 г. более 1000 детей обоего пола.

В епархии было 51 церковно-православное братство в штатах, объединенных в Православное общество взаимопомощи, основанном 10 апреля 1896 г. Почетным председателем Общества в то время был епископ Тихон. На Аляске братства были в восьми приходах, а в Канаде в одном.
На этом я и закончу повествование об одной из богатых страниц миссионерства Духовной миссии в Америке.

Протоиерей Николай ДОМБРОВСКИЙ
Сан-Франциско, 1972 г.

Версия для печати  

| главная | наверх |

item24a
ДОКУМЕНТЫ

Обращения
Наше наследие
Проповеди
Послания
Статьи
Указы

ЗАПАДНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХIЯ
menu
flock
item20 item19 item18 item17 item16
FreeCounter